Легенда о Денисове и Николаеве


Петербург начала 20 века – место, где талантливые, неординарные люди были сконцентрированы в невероятных количествах. Город славился поэтами, художниками, композиторами. Некоторые из мест, где они любили встречаться, известны всем: квартира Гиппиус и Мережковского на Литейном, «Башня Вячеслава Иванова» на                                                                    Таврической, Подвал «Бродячая собака». Но было немало и таких мест, которые не стали частью массовой культуры, оставшись знаменитыми «средисвоих».

Одним из таких «центров притяжения» была квартира Вениамина Николаева на набережной Екатерининского канала. Николаев – интеллектуал, унаследовавший большое состояние, слыл одним из лучших умов эпохи. Но большие свершения его мало волновали. Он променял шумный Невский на тихую Коломну и выходил из дома лишь затем, чтобы пополнить свою огромную библиотеку и запасы провизии. Да, у него было две страсти – книги и кулинария. Готовил он сам, кухаркам не доверял. Обеды его славились на весь Петербург. Приглашенных ожидали не только вкусные и оригинальные блюда из лучших в Петербурге продуктов, но и остроумные и утонченные застольные беседы.

Лучший друг Николаева – Илья Прокофьевич Денисов был полной его противоположностью. Смелый, решительный человек действия, готовый увлечься любой авантюрой. Он путешествовал вместе с Гумилевым в Африку, осваивал северные моря напервых российских ледоколах, искал тайны Востока в Гималаях.

Гумилев и Денисов путешествуют по Африке

Он принципиально отказывался иметь собственный дом, опасаясь привязаться к уюту и комфорту. Приезжая в Петербург, он всегда останавливался у Николаева – своего бывшего товарища по университету. Из каждого путешествия Денисов привозил другу разнообразные редкости, а главное -  бережно собранные рецепты и диковинные специи, делавшие блюда Николаева еще более утонченными.

Вернувшись в революционный Петроград после Первой Мировой Войны, Денисов застал друга в бедственном положении. Продуктов в городе не было – ни редких, ни каких-либо еще, а книги приходилось хранить как попало – шкафы пошли на дрова.

За несколько дней Денисов все же сумел уговорить Николаева совершить самое длинное путешествие в жизни – уехать в Париж. С собой Николаев захватил только огромный сборник уникальных рецептов в кожаном переплете.

После полного приключений путешествия они добрались до Парижа, и вместе открыли небольшой ресторан, где многочисленные русские эмигранты любили собираться и вспоминать о прошлых днях.

Однако любитель приключений Денисов быстро заскучал в Париже и вернулся в Россию. Он посвятил себя путешествиям, внеся большой вклад в исследование самых разных и отдаленных уголков Родины.

Самое удивительное, несмотря на разлуку и «железный занавес», Денисов и Николаев не прервали своего общения, всегда находя возможность как-то передать весточку через все границы. Эту традицию продолжили и их потомки – вплоть до 90-х годов.

Новая Россия с ее сумасшедшими переменами влекла правнука Николаева и после падения железного занавеса он приехал из Парижа в Петербург на несколько дней. Великолепие Северной Столицы напомнило Сержу о его русских корнях и его решение остаться в России было естественным.

Вместе с правнуком Ильи Прокофьевича Денисова – Дмитрием они открыли кафе неподалеку от дома, где жили Николаевы в царской России.

И сегодня как когда-то их предки в Париже – здесь в Петербурге в кафе «Денисов и Николаев» готовят по старинным рецептам из того самого кожаного фолианта, где были бережно собраны рецепты из путешествий несколькими поколениями предков двух русских семей.

Как и сто лет назад, Денисов и Николаев собирают вокруг себя почитателей хорошей кухни, интеллектуальной беседы и дружеского общения, что так любимо у молодой и модной петербургской публики.